×

Субсидиарная ответственность

Еще недавно, регистрируя юридическое лицо - ООО, его учредитель полагал, что он отвечает по долгам своего предприятия только уставным капиталом в 10 000 рублей, зачастую внесенным имуществом - старым офисным столом. То есть, за долги предприятия перед контрагентами и налоговой инспекцией директор предприятия, а тем более учредитель, никак не отвечал. Такое предприятие обычно работало до 3 лет и далее передавалось в сомнительную юридическую фирму для смены адреса в соседний регион и переоформления на подставное лицо, зачастую на БОМЖа. После учредитель открывал новое предприятие по тому же адресу, зачастую добавив к названию несколько букв или просто «+».

Такие российские «обычаи делового оборота» поменялись с появлением в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» норм об ответственности контролирующих лиц, или так называемой субсидиарной ответственности руководителя предприятия.

Постараемся пояснить, что это за вид ответственности, когда и для кого он наступает.

Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», как и раньше устанавливает, что директор и участник ООО не отвечает по долгам предприятия, но только до начала его банкротства.

В банкротстве арбитражный суд может привлечь недобросовестных лиц, контролирующих предприятие, к субсидиарный ответственности по его обязательствам (долгам) уже на основании Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

Сначала разберемся кто такие контролирующие лица.

Контролирующим лицом предприятия в понимании Закона о банкротстве (статья 61.10), является не только его директор (руководитель), но и любое лицо, которое может влиять на действия предприятия (заключение договоров, поставку товаров и т.д.). В первую очередь это участники предприятия, а также любые иные лица, если будет доказано, что предприятие действовало в их интересах. Такими лицами могут быть родственники, заместители, бухгалтера и выгодоприобретатели.

Из судебной практики

ООО осуществляло посредническую деятельность, арендуя складские помещения у индивидуального предпринимателя. При этом вся прибыль посредством экономически нерентабельного договора аренды складских помещений для ООО оседала на счетах ИП. Через какое-то время ООО набрало долгов, и вместо него было создано новое. Несмотря на то, что ООО и ИП между собой были не взаимосвязаны (ИП не являлся директором/учредителем ООО), было очевидно, что они действовали в едином экономическом интересе. В ходе конкурсного производства ООО по иску конкурсного управляющего к субсидиарной ответственности был привлечен не только директор и участник, но и индивидуальный предприниматель, в интересах которого был заключен экономически не выгодный для ООО договор аренды.

При этом к ответственности может быть привлечено не только лицо, контролирующее предприятие в настоящее время (если ООО переоформлено), но и контролирующее лицо на момент возникновения кредиторской задолженности.

Руководитель ООО, то есть директор, учредитель или иное контролирующее лицо может быть привлечен к субсидиарной ответственности, то есть к полной ответственности по не выплаченным в ходе банкротства долгам его предприятия.

Пример из нашей практики

Предприятие имело кредиторскую задолженность на сумму более 18 000 000 рублей. Его конкурсная масса (активы) составили 4 000 000 рублей. Директор предприятия и его участники были привлечены к субсидиарной ответственности по иску арбитражного управляющего на 14 000 000 рублей, то есть на сумму, которую не хватило для расчетов со всеми кредиторами.

Теперь разберемся, в каком случае директора можно привлечь к субсидиарной ответственности.

Закон о банкротстве устанавливает несколько таких оснований.

Во-первых, это невозможность удовлетворить все требования кредиторов предприятия вследствие действий (бездействий) его руководителя (статья 61.11). Казалось бы, доказать, что банкротство предприятия явилось следствием действий его руководителя зачастую не просто сложно, а невозможно. Но для этого в Законе о банкротстве есть следующее правило - считается доказанным, что предприятие является банкротом вследствие действий руководителя в случае:

  • совершения руководителем сделок, которыми был причинен вред кредиторам;
  • сокрытия или искажения директором бухгалтерской документации;
  • более 50% кредиторской задолженности составляют требования ФНС России за налоговые правонарушения.

То есть, в деле о банкротстве, если доказать вышеназванные обстоятельства, то вина руководителя в банкротстве предприятия будет фактически установлена автоматически (презумпция виновности). Это многократно облегчает для арбитражного управляющего процесс доказывания в суде вины контролирующих лиц.

Случай из нашего дела

Общая сумма кредиторской задолженности предприятия-должника в ходе конкурсного производства составляла 40 000 000 рублей. Было доказано, что директор предприятия незадолго до процедуры банкротства уступил право требования дебиторской задолженности на сумму 3 000 000 рублей без ее оплаты. По иску конкурсного управляющего директор был привлечен к субсидиарной ответственности по долгам предприятия на всю сумму долга (37 000 000), вне зависимости от того, что им был причинен вред только на 3 000 000 рублей. Невозможность удовлетворить требования всех кредиторов в следствии действий директора предприятия была доказана (презумпция виновности), так как им был заключен недействительный договор уступки права требования дебиторской задолженности.

Кроме того, основанием для привлечения директора к субсидиарной ответственности является не подача (не своевременная подача) им заявления о банкротстве предприятия (статья 61.12).

Наверное, уже ни для кого не секрет, что директор обязан подать в течение 1 месяца заявление в арбитражный суд о банкротстве собственного предприятия (статья 9) при признаках недостаточности его имущества или неплатежеспособности. То есть, заявление подается в любом случае, если долги превышают его реальные активы.

В действительности данное требование закона зачастую не соблюдается, поскольку временная неплатежеспособность не всегда свидетельствует о фактическом банкротстве. Но за не выполнение этих действий будет привлечен к субсидиарной ответственности не только последний директор, но и все предыдущие директора, не подавшие это заявление о банкротстве. Новшеством в этом правиле является и то, что к этой ответственности будут привлечены и участники ООО, так как Закон о банкротстве (пункт 3.1 статьи 9) возлагает на них обязанность принять решение об обращении в суд с заявлением о банкротстве их предприятия.

Еще одной неприятной новеллой для недобросовестных руководителей является то, что такая субсидиарная ответственность является фактически пожизненной. Контролирующее лицо не будет освобождено от такого субсидиарного долга даже при личном банкротстве его как гражданина (пункт 6 статьи 213.28). То есть, после банкротства гражданина его субсидиарный долг, в отличии от других долгов (по кредитам, договорам и т.д.) не будет прекращен до его полной выплаты.

Но не надо считать, что руководитель, будь то это директор или участник ООО, будет привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия-банкрота безусловно. Для этого кредиторы совместно с арбитражным управляющим должны собрать все доказательства незаконной деятельности руководителей должника. В свою очередь, директор и учредитель предприятия-должника должны убедить суд в разумности и добросовестности своих действий, а так же доказать, что банкротство предприятия было вызвано объективными причинами, а не их умышленными действиями.